Как выжить в будущей матрице

Автор: Маргарита Воротникова, Сабина Наджафова Просмотров: 313

Как будущее повлияет на нашу работу и личную жизнь? На этот вопрос ответил Александр Цыпкин 27 апреля в Институте «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ. Писатель и публицист рассказал, почему фильм «Матрица» становится реальностью, чем роботы лучше русских людей и как стать интересным человеком.

 

Диванные предсказания

– Я умею убеждать, но не факт, что буду убеждать вас в правильных вещах, – сразу предупреждает Александр Цыпкин. – Это просто моя диванная футурология относительно того, куда мы идём и как это нас коснётся с точки зрения будущей работы или её отсутствия.

Александр признаётся, что его взгляды тесно связаны со знаменитым фильмом «Матрица», который он посмотрел ещё подростком. А сейчас происходит удивительный процесс: нас всех затягивает в такую же «матрицу».

Наше настоящее – это переходный период к картинке, которую рисует фильм: капсулы, сон в реальности, жизнь в виртуальности. «Всякий раз, когда вы остаётесь дома, вместо того чтобы куда-то пойти, и смотрите в телефон, вы подключаетесь к Матрице, где живёте той жизнью, которая вам интересна». Не зря Интернет называют паутиной – она не только соединяет разные точки пространства, она ещё и не отпускает.

И мы уже прилипли. И влипли. «Вы же понимаете, что вы все не настоящие?» – неожиданно звучит вопрос. По словам Александра, в социальных сетях мы реальнее, чем в реальности. Откуда такой парадокс?

– В жизни вас знает 20-30 человек, – поясняет спикер. – А в социальных сетях – сотни, тысячи, миллионы. И меня вы тоже знаете оттуда. Если я сейчас начну говорить что-то, что не соответствует моему образу в сети, вы подумаете, что не там я неправильный, а что здесь сидит какой-то двойник или вообще другой человек.

 

Гуманное истребление

Почему наше будущее – это аналог киношной «Матрицы»? Ответ прячется в неожиданных местах: например, в современном киберспорте.

– Как вы думаете, почему государство так любит киберспорт? – обращается к залу Александр. – Потому что это самый дешёвый способ занять чем-то многих людей.

Спикер пытается подсчитать затраты на реальный футбольный матч: поле с воротами, обувь и одежда для игроков, тренер, судья, врач. Это огромные расходы, а население-то большое. Зато ребёнок, который играет дома в киберфутбол, ничего не берет у государства. Только немножко электричества.

Такой расклад выгоден и нам, обычным людям. Хотим путешествовать? Зачем тратиться на проезд, одежду, проживание, еду? На нас надевают очки – и всё прекрасно.

– Качество почти то же самое, – уверяет Александр. – Мне недавно дали очки последнего поколения, я встал на краю пропасти… Я понимаю, что я в очках, что это не реальная пропасть. Но я не смог сделать шаг. Как Нео, помните?

Вот и получается, что «загонять нас в матрицу» выгодно государству, а жить в матрице выгодно нам самим. Большинство уже там, в паутине.

– Я тоже сижу в телефоне постоянно. Вы думаете, я другой? – смеётся спикер. – Но я, по крайней мере, рад, что в ту реальность перееду. Хотя это ещё отдалённая перспектива.

Переселение в виртуальность, по его мнению, ещё и человечнее: «Семь миллиардов людей. Нас можно либо убивать, либо переселять в матрицу. Второе дешевле. И гуманнее». Александр убеждён, что через некоторое время человечество разделится на тех, кто сидит в матрице, и тех, кто создаёт для неё контент.

– Вы, конечно, можете возразить, а как же чувства, секс и так далее. Но, я думаю, через пять лет 30% социальных контактов будут происходить без человека. Я говорю не про компьютерные игры и социальные сети, а про реальные куклы, с которыми будет проще. Ведь мы сами становимся друг для друга куклами очень быстро.

 

Матричные проблемы

Каждый банкомат, который мы видим, каждая электронная касса – «это всё уволенные люди». И половину зала, по предсказанию Александра, выгонят с работы: её заменят роботами. Машины не болеют, чётко выполняют свои задачи, не ленятся: «У русских лень – это национальная черта, поэтому конкурировать с роботами нам будет особенно сложно», – добавляет публицист.

Ещё один важный фактор, усиливающий конкуренцию, – дистанционное образование. Раньше не все могли себе позволить приехать в крупный город и окончить достойный университет. В современном мире уровень знаний и навыков зависит исключительно от инициативы человека. Сидя на диване, можно ежедневно слушать лекции, получить диплом крутого иностранного вуза и уметь больше, чем человек, который куда-то ради этого уехал: «Каждый из вас сегодня конкурирует не с людьми в этой аудитории, а со всеми людьми в России, у кого нейрончики чуть быстрее работают».

И последняя проблема – достижения медицины. На первый взгляд, сплошной плюс, ведь скоро можно будет заменять любые части тела, лечить любые болезни. Вопрос в стоимости этих операций и лекарств. В итоге – дольше и лучше живёт тот, у кого больше денег.

– Это колоссальное неравенство. Но ведь планете и не нужно, чтобы у всех хватало денег, – подливает яду Александр.

Так что испугаться конкуренции, забиться в уголок и забыть о достойной работе с хорошей зарплатой – не лучшее решение.

 

Спасительные мурашки

Чтобы понять, как получить такую работу, нужно задаться простым вопросом: что не может делать робот? Техника хороша, когда работа техническая. Это спасает людей социальных и творческих профессий. И личные качества человека уже не важны, «важна только его интересность».

Александр перечислил четыре компонента такой «интересности»:

  • искренний интерес к другим людям;
  • умение изменить собственную устаревшую точку зрения;
  • желание добиться успеха;
  • приобщённость к искусству.

Роботы не смогут написать хорошие сценарии, не смогут найти подход к каждому человеку, собрать и вдохновить команду так, что она будет работать ночами. Не смогут придумать рекламу, которая «проберёт до мурашек» и заставит купить продукт.

– Всё, что условно касается мурашек, может делать только человек, – делает вывод Александр. – И всё, что связано с человеческими проявлениями, на рынке будет цениться. На работу будут брать личностей. А их мало, большинство людей – скучные и неинтересные.

Времени тому, чтобы различить личность, работодатель уделяет очень мало. Чаще всего это просто пролистывание странички в социальной сети: впечатление создаётся моментально. Скучные фото, глупые подписи, тексты с ошибками – и вас даже не пригласят на собеседование. Да и там времени дадут немного. Александр обычно решает, будет ли он работать с человеком, за пару минут: для него главное – увидеть осознанный взгляд.

Текст - Маргарита Воротникова

Фото - Сабина Наджафова