Новый мировой беспорядок

Автор: Анна Швецова, Сабина Наджафова, Юлия Саликеева Просмотров: 185

Что было прототипом интернета в 1917 году? Зачем политику рассказывать истории? На эти и другие вопросы ответили 22 ноября на панельной дискуссии «Политические коммуникации в условиях радикальных трансформаций: от революции 1917 года к мировому “беспорядку”» во время V международной научной конференции «Стратегические коммуникации в бизнесе и политике» (STRATKOM – 2017). 

– Сейчас в речь вошло понятие «новый мировой беспорядок»,– начала дискуссию профессор СПбГУ Вера Ачкасова. – Это связано с рядом событий, которые происходят в мире: активизация ИГИЛ – террористической организации, запрещённой в России, события в Сирии, террористические акты в Европе и США. 

Пять спикеров разобрались, как этот «беспорядок» отражается на коммуникационной сфере.

«Ренессанс трендов прошлого»

Михаил Грачёв, заведующий кафедрой теоретической и прикладной политологии факультета истории, политологии и права Историко-архивного института РГГУ, выявил общее между системой распространения нелегальной марксистской литературы дореволюционной России и современными компьютерными сетями. Например, перевалочные склады, которые получали и распространяли издания, выполняли функции «хабов» (сетевых концентраторов). То есть из одного источника выходила информация для нескольких получателей – принцип телекоммуникационного соединения «точка – многоточка».

Что у политика на языке…

– Американцы любят сторителлинг и часто его используют. «Одажды, когда большая часть этого континента лежала в руинах <…> советская тень скользнула через Европу» – цитирует выступление Барака Обамы в Берлине Людмила Минаева, заведующая кафедрой международной коммуникации МГУ, – Это политик! Понимаете? А языку тут иной писатель позавидует!

По словам спикера, сторителлинг в политике часто используется для манипуляции за счёт авторского изложения событий. В этой речи экс-президент США внедрял в сознание слушателей образ СССР и России-преемницы как «Империи зла». Его история прошла цепочку «эмоция – вывод – действие». 

Роман Романов, социолог, политический консультант, рассказал, как он «продвигал» Антона Алиханова на выборах губернатора в Калининградской области. Кампания была консервативная: информация о «губернаторе надежды» распространялась с помощью листовок, печаталась в газетах, так как интернет не смог бы значительно повлиять на результат выборов в этом регионе.
Он тоже отметил, что политику важно уметь рассказывать истории, но научить этому сложно. 

– В истории ты должен рассказать о предмете об увлекательности которого без тяжелых наркотиков проникнуться невозможно. Например, попробуйте сочинить увлекательную историю о классификации муниципалитета, – предлагает Роман.

«Я сам средство информации»

Илья Быков, доцент кафедры связей с общественностью факультета СПбГУ , рассказал о персонификации как революционной тренде современной политики. Из-за того, что сейчас СМИ говорят не о событиях в стране, программах, а о личностях, люди не видят реального положения дел. Вместо этого становится больше популизма, пустых разговоров. На эту тему спикер посоветовал посмотреть фильм «Игра изменилась».

В 2010-е большую роль в этнических конфликтах играют не только известные персоны, но и обычные люди в интернете. Об этом рассказала Вера Ачкасова, заведующая кафедрой связей с общественностью в политике и государственном управлении СПбГУ. В интернете люди делают призывы, развивают конфликт.

Более подробно с тезисами докладчиков можно познакомиться в сборнике статей: http://jf.spbu.ru/conf-pr/7652.html

Текст – Анна Швецова
Фото – Сабина Наджафова, Юлия Саликеева