Зомбоящик уходит в прошлое

Автор: Анастасия Худякова, Наталия Юсупзянова, Маргарита Шестакова Просмотров: 119

19 октября в Институте «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ прошёл мастер-класс заместителя главного редактора ИА REGNUM Игоря Павловского. Он рассказал о том, как сейчас проходит информационная революция и почему нельзя считать, что СМИ умирают.

Что происходит с медиа сейчас?

Одно из распространённых клише – СМИ уходят в прошлое и профессия журналиста скоро никому не будет нужна. Однако это неправда: потребность в массовом распространении информации сохраняется, поэтому СМИ модифицируются и существуют в других форматах, а не умирают. Последние пять-семь лет медиа живёт в эпоху информационной революции, и к чему она приведёт, пока трудно оценить.

Что такое информационная революция?

  • интернет добавил скорости передачи информации, но пока не уничтожил прежние формы её подачи – ТВ, радио, печатные издания
  • кардинально поменялась схема распространения информации. Необязательно искать сайт конкретного издания или информационного агентства: можно зайти на главную страницу Яндекса и прочитать первую пятёрку новостей
  • благодаря социальным сетям начала доминировать pass-коммуникация – передача информация лично от пользователя другим. Раньше понравившуюся статью можно было пересказать, но для малого количества людей, а сейчас достаточно репостнуть её, и число просмотров увеличится в несколько раз
  • у многих СМИ читаемость интернет-версии выше печатной. Есть и исключения – к примеру, журнал «За рулём», где печатная версия доминирует над онлайновой
  • появление интернет-платформ.
  • О платформах

    Несколько лет назад совокупная аудитория Яндекса превысила аудиторию Первого канала. Это значит, что люди уже давно не в зомбоящике, а в других каналах коммуникации. Чтобы знать повестку дня в стране, необязательно включать телевизор – можно открыть главную страницу Яндекса, кликнуть на одну из новостей из подборки, а затем перейти на понравившуюся статью из 15-20 представленных.

    Плюс: увеличение посещаемости. Минус: это «не мои читатели», а люди, которые провели на сайте несколько секунд и не отправились вглубь. Платформа даёт возможность быстро повысить читаемость, но отнимает уникальность. Если мы попадаем в топ Яндекса, то становимся одними из многих.

    Можно ли бороться с этим?

    Платформенные сервисы сейчас живут и процветают, и, как правило, все попытки бороться с техническим прогрессом проваливаются. Поэтому есть два выхода: либо «встать в позу и прогореть, подбирая крошки со стола поисковых машин», либо «оседлать

    прогресс», подстроиться под него, продолжая предлагать уникальный контент. Один из вариантов сделать это – полностью подстроиться под поисковый алгоритм, к примеру, под Яндекс. Минусы этого способа:

    • продвинутые рекламодатели будут смотреть не на количество посещений сайта, а на индекс цитируемости новости, т.е. как часто другие СМИ ссылаются на вашу публикацию. Также будет обращаться внимание и на количество её прочтений
    • потеря индивидуального лица
    • не вы устанавливаете правила игры. Яндекс довольно часто меняет принцип отбора новостей в свою ленту, и вы либо оперативно подстроитесь под новое, либо прогорите.
    • Что дальше?

      • постепенный уход многих общественно-политических СМИ. Мы перешли в интересную стадию, когда пользователям можно специально не искать РИА Новости, а просто заходить на Яндекс, который уже сформировал сегодняшнюю картину мира
      • подъём узкоспециализированных СМИ. В хаосе довольно сложно вычленить нужное, поэтому такие медиа нужны для предоставления качественной информации
      • повышение уровня профессионализма у журналистов, которые специализируются на одной или нескольких смежных темах. Если раньше нужны были журналисты-универсалы, умеющие одинаково хорошо писать и о собачках, и об исследовании космоса, то сейчас их нишу заняли блогеры, которые рассуждают обо всём
      • переход от открытости к новостному потоку к закрытости от него. Если раньше пользователи читали как можно больше и всё подряд, то сейчас они устают от обилия информация и выбирают конкретные интересующие их темы. Те СМИ, которые смогут привлечь и сохранить «многих, но не всех пользователей», продолжат своё существование.

      Победит ли искусственный интеллект живого журналиста?

      – Нет, либо не скоро. Хоть машину и можно научить красиво писать, к тому же ей не надо платить зарплату, но она не научится анализировать информацию так, как это может сделать живой человек.

      По каким критериям Яндекс отбирает новости?

      – Критерии довольно простые. К примеру, СМИ с высоким индексом цитирования, новости о только что произошедшем событии. Но Яндекс это не всегда машина по отбору новостей, периодически повестка дня формируется вручную. Например, во время митингов Навального была тишь да гладь. К тому же в написании новостей для Яндекса нет ничего творческого, в основном используются ключевые слова, которые по-разному компонуются и повышают индекс цитируемости.

    • Что изменилось в работе главного редактора за эти годы?

      – Всё изменилось. Раньше требовалось помещение, охранник, машины, такси для перемещения по городу. Сейчас необязательно даже иметь офис, это существенно экономит издержки от чая с печеньем и мышек для компьютеров до предоставления больничных. Многое делается дистанционно: есть мобильный телефон, на который можно скачать всё что угодно и по которому можно со всеми связаться, есть утренние планёрки по скайпу. Некоторых своих корреспондентов я могу по полгода не видеть. Ещё одно изменение: чтобы остаться на плаву, нужно постоянно учиться, подстраиваться под разные формы. Спокойной жизни в информационном агентстве я пока не могу дождаться. Надеюсь, скоро революция закончится и можно будет достичь успеха и закрепиться, хотя вряд ли это случится. Очень быстро всё меняется.

      Как теперь люди потребляют новости?

      – Сейчас у нас есть постоянный доступ к информации. Мы не просто слушаем радио утром и смотрим телевизор вечером, а всё время используем гаджеты, где эти новости есть. Если раньше наблюдались некоторые информационные пики, то сейчас этот пик всё время, и мы не можем что-то пропустить, и вынуждены работать постоянно. Но есть и обратная сторона медали – мы перестали гнаться за новостям. Facebook и Twitter полностью убили оперативную журналистику. Я не могу быть оперативнее, чем аккаунт Полтавченко. Поэтому даже запретил своим сотрудникам ходить на пресс-конференции. Это экономически невыгодно: туда придут ещё десять представителей СМИ, журналист за рабочий день напишет новость с читаемостью 40-50. Мой любимый пример на эту тему: у Рамзана Кадырова был аккаунт в Инстаграме, пока его не прикрыли. Там было 4 миллиона подписчиков. Если сложить весь тираж чеченских СМИ, то он будет меньше этого числа. Получается, что Инстаграм Кадырова был мощнейшим СМИ Чеченской республики.

      Какие у вас требования к новым сотрудникам?

      – Не просто красиво писать, а уметь разбираться в теме, объяснить её остальным. Новость как короткий формат сообщения в нескольких строках ушла, нужна законченная, сформированная история, которая отвечает на вопрос «что дальше?»

      Кафедра цифровых медиакоммуникаций СПбГУ приглашает всех на лекцию и. о. заведующего кафедрой Камиллы Нигматуллиной «Современные профессии и специальности в медиакоммуникациях». Она пройдёт 23 октября в 12:15 в 603 аудитории.

      Текст: Анастасия Худякова

      Фото: Наталия Юсупзянова, Маргарита Шестакова