«Я никто и теперь я могу говорить»

Автор: Екатерина Мануйленко, Хадижат Джабраилова, Анна Кравченко Просмотров: 206

На этот раз киноклуб «Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ обратился к французскому кинематографу и вместе со старшим преподавателем Егором Королёвым студенты посмотрели картину Франсиса Вебера «Игрушка».

«Среди журналистов 2000 безработных. Это всё, что я могу вам ответить»

В центре сюжета нелепая ситуация, в которую попал журналист-стажёр президентской газеты: пока Франсуа Перрен готовил репортаж о магазине игрушек, журналиста «купил» сын президента и, чтобы не потерять работу, Франсуа пришлось временно согласиться на требования избалованного ребёнка. Но «продался» ли он? Именно став «никем», «игрушкой», Франсуа Перрен по-настоящему обрёл голос.

За забавной на первый взгляд картинкой скрыто несколько серьёзных проблем: продаться или не изменять своим принципам? Неужели, имея достаточное количество денег, можно купить что угодно? «Кто чудовище» – тот, кто увольняет за «бороды» и «потные ладони», откупается от сына деньгами и всё в жизни измеряет ими же, или тот, кто по первому приказу со стороны начальства готов раздеваться, чтобы голым пройтись по редакции, только бы не уволили?

«Мы сами готовы "снять штаны"»

Большинство пришло к выводу, что почувствовать себя «игрушкой» очень просто, и таких, как Франсуа в жизни много. Люди не могут бросить работу по самым разным причинам: возраст, который становится помехой при поиске новой работы, семья, неуверенность в себе. «Не следует оценивать своё место работы, как единственное, где вы можете проявить себя», - считает Егор Королёв. Это вовсе не призыв бросать работу. Уйти или остаться, найти компромисс или «снять штаны» кому-то в угоду – каждый выбирает для себя сам. Точного решения нет ни у нас, ни у режиссёра – финал фильма открыт, и о дальнейшей судьбе Франсуа Перрена можно только догадываться.

Текст – Екатерина Мануйленко, Хадижат Джабраилова

Фото – Анна Кравченко